prosto_shiz

Categories:

Вторая влюбленность

Я отучился в институте и поступил на работу в офис. Пусть это будет статистическое учреждение. В соседнем отделе статистики легкой промышленности трудилась одна красивая девочка Оля. Я долго на нее засматривался и наконец-то решился ей написать. И не просто написать, а сделать это красиво — я послал ей букет с запиской в которой написал, что влюбился в нее. Это было правдой. Она в ответ прислала мне мэйл по корпоративной почте с благодарностью за букет и комментарием, что она замужем. Мне бы ее забыть побыстрей, но я не мог. Она проходя мимо смотрела на меня так, что было понятно — я ей нравлюсь. Мы стали все чаще и чаще пересекаться в столовой учреждения, коридорах. Она не сводила с меня взгляда, в её глазах стояли слёзы. Она мне что-то писала по корпоративной почте, мол не обидела ли я тебя чем-то. Видимо, рассчитывала на ухаживания, на то, что я её буду добиваться. Но она также писала про то, что любит мужа. Я же не любил и не понимал эти игры, ей явно хотелось попробовать меня на зубок, поиграть со мной и уж потом определить, достоин ли я её. Я от множества противоречивых сигналов от неё заработал натуральный невроз, опять начались скачки давления. В конце концов она сама мне написала, чтобы я не накручивал себя. Я перестал себя накручивать и задавил опять-таки все чувства в себе. Осталась лишь боль, словно руку отняли. И жалость к себе. Я даже пару раз сходил к психологу, которая сказала мне, что я утопаю в жалости к себе, что я и так без её фидбэка понимал. Я стал дерганным, очень раздражительным и бесчувственным к остальным людям. В первую очередь к родителям. Они видели, что со мной творится что-то неладное и в конце-концов посоветовали обратиться к знакомому им психиатру. Психиатр меня внимательно выслушал, я был у него на приеме несколько раз. В итоге он мне назначил укол модитен-депо. Довольно крутое лечебное решение для невротика, кем я и был тогда. Но это я понимаю сейчас. А тогда я поверил этому врачу. Но у меня ушла тянущая тоска, пропала раздражительность. Появились другие эмоции, я стал дышать глубже и ровнее. Дозировка в уколе была минимальная — половина кубика каждые три недели. Кроме уколов в задницу, которые исправно делали медсестры, мое лечение также предусматривало и разговоры с врачом. Иногда врач начинал говорить на отвлеченные темы, про то, как он консультировал одного сотрудника внешней разведки и ему предложили работу в секретном ведомстве. Он отказался, так как хотел жить не в закрытых учреждениях, а свободно. Также он рассказывал про то, как один пациент получил такой злокачественный нейролептический синдром, что у него от поднявшейся до 42 градусов температуры буквально створожились, поменяли консистенцию, мозги. Это уже на вскрытии выяснили. Я тогда не очень понимал, почему врач вдруг начинает ту, либо иную тематику. Мне казалось он меня проверяет на что-то. Как я отношусь к тем, либо иным идеям. Я ко всему этому относился настороженно, моей темой и идеей фикс была любовь. Настоящая, взаимная влюбленность плавно переходящее от страсти к более глубокому чувству. Мне врач посоветовал не зацикливаться на этой идее, не возводить ее в абсолют, а найти себе девушку для совместного времяпрепровождения. Что я и сделал. Через знакомых познакомился с полноватой барышней, которая впоследствии станет моей женой. Уколы модитен-депо закончились спустя несколько месяцев, прошло где-то полгода. Затем врач назначил мне антидепрессант — стимулотон, в дозировке 50 мг. с утра. Я стал принимать его постоянно. Мои отношения с будущей женой протекали по разному. Она, Нина, не всегда понимала мои эмоции. На первых этапах общения я был через чур формален и холоден, это сбивало её с толку. Но потом, общение наладилось, я стал более эмоционально отзывчив и раскован. Да, Нина внешне сильно уступала той же Оле, но характер у неё был то, что надо. Мы съехались, стали жить вместе. И в один прекрасный вечер Нина залетела. Через несколько месяцев мы расписались. Нина знала, что я посещаю врача-психиатра, даже была пару раз со мной там, где он меня  принимал. Её это не оттолкнуло, она принимала меня таким, какой я был тогда. У нас родился сын и были большие планы на ближайшие годы. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic